Общество

#Интервью с Ириной Машковской об Афганистане: «Орден Красной Звезды не заменит нам нашего сына»

#Интервью с Ириной Машковской об Афганистане: «Орден Красной Звезды не заменит нам нашего сына»
Карина Мамаева, фото ГорОбзор.ру

В преддверии праздника – дня воинов-интернационалистов, который состоится 15 февраля, корреспондент портала ГорОбзор.ру пообщался с великой женщиной, матерью, которая потеряла своего сына, служащего в Афганистане – Ириной Машковской.

Детство, юность

Я родилась здесь, в Уфе, в 1942 году. Была третьим ребенком в семье, у меня есть две старшие сестрички. Наша семья когда-то приехала из Украины. Сейчас я не могу восстановить всю хронологию событий, так как было непринято рассказывать об истории создания семьи. Знаю, что моя мама жила в Винницкой области, на Украине, а папа – уфимский и я до сих пор не могу понять, как папа оказался на Украине. В общем, там они поженились, у них родились двое детей – две девочки. После папа вернулся на родину, а мама за ним, и появилась я, рожденная во время войны. Папа тогда ушел на фронт, мама осталась дома, детей воспитывать. В тот год, когда я родилась, умерла моя старшая сестренка – Валентина. Ей было 16 лет, она работала на заводе Горного оборудования, заразилась брюшным тифом и умерла. В 1943 году папа вернулся с фронта из-за язвы желудка и туберкулеза. Все мое детство было вязано с тем, что его постоянно лечили, он пытался не заразить нас. По приезду в Уфу, так как он получил инвалидность и поэтому он работал в мастерской, создавал модельную обувь, где он научился этому и для чего – для меня тоже большая загадка.

После школы я поступила в наш Башкирский Государственный Университет на физико-математический факультет, а мой будущий муж учился в сельхоз институте на факультете механизации. Ко мне его привела моя подруга, ему для факультатива нужна была книга по истории КПСС, и вот подружка посоветовала обратиться ко мне. Я ему книгу дала и с тех пор мы два года дружили, а потом думали пожениться, но я не хотела уезжать в деревню после того, как он окончит свой сельхоз институт. Как-то на первом курсе нас, десятерых молоденьких девчонок, отправили на сельхоз работы аж в Архангельский район, где были непроходимые леса и поля, где волки воровали кур, поэтому знакомство с деревней для меня прошло не очень гладко, я не хотела уезжать ни в коем случае. Он сказал, что раз такое дело, давай поженимся, а я перейду в авиационный институт на вечернее отделение, чтобы днем работать, а вечером учиться. Так мы и сделали и на третьем курсе у нас родился сын Андрей. Я тоже училась и подрабатывала, нам помогала моя мама. Папы не стало, когда Андрею еще и года не было, но он успел увидеть внука. Мы жили тогда на Коммунистической, 142, где сейчас построена мечеть – поистине святое место.

Дело жизни

Подрабатывала я в вечерней школе. Получилось так, что ближе к практике на третьем курсе у меня уже была семья и должен был родиться ребенок, а нас от Горисполкома могли на практику отправить куда угодно, и я пришла в университет просить, чтобы меня оставили на практику в Уфе. По счастливой случайности туда же в этот день пришел директор одной уфимской вечерней школы. Он яро доказывал, что у него нет времени искать человека на должность учителя математики. Меня попросили выйти из кабинета, после чего директор школы вышел и попросил меня поработать в его школе хотя бы полгода, в виде практики, тогда я спросила, а что за школа, на что он мне ответил, что это вечерняя школа для глухих. Я улыбнулась, а он спросил «Чего это вы улыбаетесь?», на что я ответила, что все детство я жила напротив дома культуры для глухих и всю эту азбуку знаю. Наверное, туда меня привела сама судьба.

Когда я проработала полгода, мне предложили остаться в этой школе. К тому времени у меня уже появился сын, я пробыла в декрете всего месяц с небольшим и снова вышла на учебу и работу. Как я и говорила, за ребенком помогала присматривать моя мама, а иногда мы нанимали няню. Мама прожила недолго после смерти папы, она просто потеряла себя, металась между мной и моей сестрой, поживет то у меня, то у нее, поэтому я просила кого-то посидеть с ребенком, но няни в то время были такие избалованные, что когда я приходила, няня была накрашена моей помадой, например. Так как школа была вечерняя и находилась недалеко от дома, когда мой муж приходил с работы, я на нее только уходила, а училась как могла, закончила ВУЗ очно.

В 1967 году я родила второго ребенка, дочку Леночку. После этого меня попросили перейти в Демскую школу для глухих детей. Мы жили тогда на улице Воровского, нынешний проспект Дружбы, но сразу я на эту работу не соглашалась и меня начали уговаривать аж через Обком партии. Я все-таки стала ездить в эту Демскую школу, где проработала около тридцати лет. Все это предопределило мой жизненный путь, потому что в будущем так получилось, что я стала завучем этой школы, через два года родила второго ребенка и также в декрете долго не сидела. Дети меня видели только в заботах и хлопотах, так они и выросли.

На фото маленький Андрей и его сестра - Леночка

В 1975 году наш двухэтажный кирпичный дом зачем-то понадобился вытрезвителю Кировского района и нас всех расселили. Первое время жили на квартире у друзей. Мы дождались, когда достроится дом на Заки Валиди, где мы выбрали квартиру и въехали, живем здесь уже 43 года. Въехавши в эту квартиру, старший сын Андрей пошел в 35-ю школу, дочку водили в детский сад и появился у нас третий ребенок, Кирилл. Вот с ним я просидела дома в декрете как положено целый год. Третий ребенок нам всем был в радость.

Трагическая история Андрея Машковского

Мой сын закончил девять классов, после чего поступил в авиационный техникум, где впервые попробовал прыжки с парашютом. Тогда он этим просто заболел. Андрей каждое лето работал у папы на заводе, а закончив техникум, перед ним встал вопрос, что же делать дальше. Папа предложил пойти на постоянную работу на завод, на что он сказал, что завод этот знает вдоль и поперек и принял решение устроиться на Моторостроительный завод, где были станки с программным управлением. Тогда они только появились и у моего сына от этой работы глаза горели. Парень он был непростой. Подвижный, активный, очень кампанейный.

После он поступил на вечернее отделение в авиационный институт. Его призвали в армию, и он с удовольствием пошел служить десантником. Тогда война в Афганистане только начиналась, и мы ничего об этом не знали. Написал как-то в письме, что мы два года не увидимся. Мы, ничего не понимая, отправились к нему в Ташкент прямо перед новым годом, повидаться, посмотреть на принятие присяги. По пути туда мы поняли, что что-то не так. Нас принял начальник подготовительной школы, который объяснил нам, что оттуда ребят отправляют в Афганистан. Андрея мы там еще застали, но документы все уже были готовы.

Уже в январе его отправили в Афганистан. Письма шли ежедневно. Их у меня очень много, но я не могу сесть и систематизировать их, потому что не готова еще к этому. В письмах он проявлял заботу о нас, оставлял напутствия брату, вспоминал Павловку и Караидель, потому что мы ежегодно выезжали на природу с палатками. Перед 1 мая 1985 года мы услышали по радио, что охвачена крепость в Афганистане, где находятся наши ребята. Я тогда письмо Андрею написала, спрашивая, все ли у них спокойно. Только тогда мы начали волноваться.

За несколько дней до отправки сына в Афганистан

Получилось так, что там, где он стоял, под дворцом Амина, прямо под город Кабул прорвались душманы (враги, - прим. ГорОбзор.ру) и ребята встали на защиту. Андрей первый заметил душманов и выстрелил, после уже ребята подтянулись и начали обстрел, Андрея ранили. У него 1-ая отрицательная группа крови, очень редкая, и его увезли в Кабульский госпиталь. Своим героизмом он спас 100 человек своих ребят, а его в госпитале спасти не смогли из-за большой потери крови, ему было всего 19 лет.

В тот день, когда мы узнали, я сидела в школе, принимала экзамен. Директору школы позвонили с РайОНО и сказали, что машина за мной уже едет, чтобы отвезти меня домой. Ничего не уточнили, только сказали собираться. Я приехала домой, позже подъехал муж, которому уже сообщили весть о смерти нашего сына. Вместе с телом нам пришли и сопутствующие документы, о том, что его поступок спас жизни ста человек и должен был быть награжден Орденом Красного Знамени, но где-то через несколько месяцев нас позвали в военкомат и вручили Орден Красной Звезды. Мы сказали, что это не наша награда, на что нам ответили, что от того, что наш сын погиб рядовым, ему не положена награда офицерского состава. Но орден красной звезды не заменит нам нашего сына.

Ирина Сергеевна до сих пор вспоминает своего сына Андрюшу со слезами на глазах

Спустя какое-то время, его коллеги с завода пришли ко мне и принесли мне фотографии с табличкой, которую они установили в цеху в память об Андрее Машковском. Я еще ничего не слышала и ничего не понимала. Вообще, лет десять я была вообще не своя. Даже сейчас, в день памяти, 29 мая, мы не собираем стол, к нам просто приходят его одноклассники и однокурсники.

Коллеги с завода почтили память Андрея Машковского

25 лет мы ничего не знали о том, что было. Оказалось, что он служил в полковой разведке, информация о которой была засекречена. Спустя 25 лет к нам приехал сослуживец Андрея Изаил из Набережных Челнов, вместе со своей женой и с двумя дочерями. Сначала он приехал на могилу Андрея, потом через Кировский райвоенкомат нашел нас и рассказал, как все это было. Знаете, это было словно возвращение в прошлое. Он рассказал, что когда Андрюху увезли в госпиталь в штабной машине, поскольку у него было день рождение 28 мая, он остался мыть эту машину от крови моего сына, а уже на следующий день его не стало. Мы с Изаилом до сих пор переписываемся, общаемся.

Жизнь продолжается

Дочка моя окончила филфак, работает в Администрации Ленинского района, у нее два сына. Нашему старшему внуку уже 29 лет будет, еще один внук в Питере живет. Сын работает с заводом в Тольятти, все время в командировках. Мужу уже 79 лет, и, дай бог ему здоровья, он все еще работает. Я занимаюсь общественной деятельностью, являюсь председателем регионального отделения Всероссийской общественной организации семей погибших защитников Отечества.

Ребята, которые прошли Афганистан, организовали помощь родителям, чьи дети погибли на этой войне. Они вывесили первые памятные доски на домах, но я видела, что эти ребята не могут найти общий язык между собой. Когда общественная организация «Боевое братство» появилось в Уфе, мы начали систематизировать эту работу. Однажды Ильдар Бадретдинов предложил объединить все общественные организации, своей инициативой объединить всех, он меня упросил помочь ему. Понимаете, мужчины, которые прошли Афганистан, им сейчас по 50 с лишним лет, и они утверждаются в этой жизни и между ними откровенно тяжело. Один в одну сторону, другой в другую, а я, как мама, их объединяю.

Рабочее место Ирины Сергеевны

Пенсия у нас больше, чем у остальных, чем у тех, у кого дети не погибли, но жить на эту пенсию особо не получается, особенно, когда и здоровье уже не то. Больше никакой помощи практически нет. Раньше хотя бы позволялся проезд в какую-либо сторону раз в два года бесплатный, ну, а во время перестройки мы лишились этих льгот. Только сейчас все это возобновляется, но закон еще недоработанный и сырой. Я и ребятам, прошедшим войну не завидую, ведь им тоже много недодает государство.

И еще, в других городах это предусмотрено, а у нас, к сожалению, нет. Подобные общественные организации сосредоточены в одном месте и им дается помещение. У нас «Дом офицеров» никак не могут передать в руки общественным организациям. У нас все очень слабо в этом отношении. Например, наша общественная организация у меня в комнате. В 69 лет пришлось освоить компьютер, потому что другого места просто нет. Каждый занимается поддержкой общественных организаций сидя у себя дома или на работе. Ну почему нам нельзя выделить помещение? Ведь мы столько приносим пользы. Например, родители, которые потеряли детей на войне ходят в школы рассказывать обо всем, но в нас не видят пользы. Люди не видят, что растет поколение, да, без войны, но не совсем спокойное. Без патриотизма, без любви к Родине. А кто же, если не мы, расскажем о подвиге наших детей. Все, кто прошел Афганистан, в молодости занимались в секциях, хорошо учились. В этой войне мы потеряли золотой фонд наших лет и каждый из них – пример для подражания.

Дорогие читатели! Приглашаем Вас присоединиться к обсуждению новости в наших группах в социальных сетях - ВК и Facebook

Loading...

Читайте также

Сегодня в правительстве Башкирии произошла выемка документов

Читать далее

Уфимец убил беременную любовницу, чтобы скрыть связь от жены

Читать далее

В Уфе вспомнили вывод советских войск из Афганистана

Читать далее

Акции ко дню воинов-интернационалистов в Уфе

Читать далее

За год население Уфы выросло на 5 тысяч человек

Читать далее

Ирек Ялалов рассказал о перспективах электротранспорта в Уфе

Читать далее

Заведующая детсадом в Уфе брала взятки от воспитателей и родителей детей

Читать далее

Дом Лопатиной в Уфе включили в госреестр охраняемых объектов

Читать далее

8 романтичных мест в Уфе для прогулки влюбленных

Читать далее

В Уфе нашлась пропавшая 14-летняя Полина Горбик

Читать далее
Показать еще новости
‡агрузка...